СОЗДАВАЯ ЛЕГЕНДЫ

МАРИНА СКУЛЬСКАЯ

О мировой культуре и истории, глобальном тренде на экологию и культовые вещи в моде мы поговорили с историком моды, автором книг «Мода. Самое человечное из искусств», «Адам и Ева. От фигового листа до скафандра», куратором отделения «Фэшн-дизайн» Международной школы дизайна IDS-Петербург Мариной Скульской

Интервью | Любовь Кривозубова, фото | архив Марины Скульской

Fashion Collection: Что вкладывает историк моды Марина Скульская в само понятие «мода»?

Марина Скульская: На самом деле для меня это понятие имеет несколько другой смысл, чем для большинства людей. Я человек испорченный историей костюма, историей мировой культуры. Я отличаюсь тем, что могу бесконечно восхищаться огромным количеством вещей, но при этом понимать, что они мне не нужны. Возможно, в этом мое преимущество перед теми, кто увлечен покупками модных вещей. Хотя, я безусловно считаю себя шопоголиком, но мне гораздо более интересны истории вокруг вещей, то, как они появляются, как вещи и бренды становятся культовыми. Почему нам нравятся или нравятся те или иные вещи, как возникают мировые тренды — все это увлекает меня намного больше. Я прихожу в магазин и не могу просто взять и купить вещь в отрыве от ее истории. Передо мной проходят самые разные ассоциации, возникают образы. Мода для меня — это одна из важных сущностей культуры, в которой соединяются разные аспекты жизни общества. Эпоха не столь важна. Если мы говорим о нашем времени — то это современная культура, в нее входит и то, как изготавливаются вещи, как создаются бренды, как относятся к таким понятиям как стиль, роскошь и другие.

FC: Такое емкое определение хочется попросить расшифровать...

М.С.: Мода занимает огромное пространство нашей жизни, в ней отражаются процессы, напрямую с ней не связанные. В прошлые века, например, это была литература. Сегодня — это кинематограф, звезды кино и шоу-бизнеса диктуют тренды. На них ориентируемся мы, как покупатели, и бренды, как производители. Сериал «Игра Престолов» стал одним из главных источников мировых модных трендов. И таких источников вдохновения на самом деле много, нужно лишь уметь их выделять, смотреть на мировые культурные процессы широко и открыто, тогда и изменения в мире моды становятся яснее и понятнее. 

 

FC: Что самое интересное в этом многогранном аспекте жизни?

М.С.: Отдельная зона моего интереса — это наше время, потому что это время абсолютной свободы, хотя некоторых это пугает. Бывает я сталкиваюсь с реакцией на новые коллекции модных брендов в виде недоумения и некоторой опаски — неужели нам теперь нужно одеваться так? Но всегда нужно понимать, что сезонные коллекции — это не руководство к действию. Это вдохновение и видение момента от дизайнера. Хотите быть в тренде, используйте понравившийся элемент. Ищите своего дизайнера, видение которого будет совпадать с вашим чувством прекрасного. Самые безумные кроссовки или креативные брошки могут удачно дополнить базовый строгий костюм и составить гармоничный ансамбль. Сегодня можно все, это самое удачное время для творческих, свободных духом людей. Выбор колоссальный!

 

F.C: Как не потеряться и выделить доминирующий тренд?

М.С.: Быть собой! Свобода самовыражения — главный тренд современности. Понятие дурного вкуса сегодня отсутствует полностью. Самые смелые эксперименты, китч и несочетаемые вещи — все это допустимо. Главное помнить об уместности. Это, пожалуй, главный критерий. Понятие дресс-кода остается, его никто не отменял, особенно в профессиональной среде. Но даже вечерняя мода, если это не выход на красную ковровую дорожку, становится все более гибкой и допускает отклонения от традиционных канонов. Что касается глобальных процессов — то сейчас главенствует тренд на экологичность и осознанное потребление. Многие мировые бренды призывают отказаться от использования натурального меха и другого сырья животного поисхождения. 

 

F.C: Есть вероятность, что при такой свободе стилисты могут оказаться не нужны?

М.С.: Работа стилистов одна из самых востребованных, и это легко объяснимо. При всем многообразии выбора, очень мало людей знают, что им идет на самом деле. Многие делают ошибки. Нужно уметь меняться, доверять профессиональному взгляду. Но самое важное знать, что надеть можно все, что нравится, и в чем вы чувствуете себя свободно и гармонично. Стираются понятия возраста и социальной принадлежности. Не стоит бояться, что подумают о вас другие в плане социального положения. Сейчас все это очень относительно и условно. Порой самые простые и лаконичные вещи оказываются дороже изысканных мехов. Миллионера практически нельзя определить по его одежде. Можно лишь догадаться по каким-то аксессуарам, гаджетам, интерьеру дома, но не по гардеробу. Раньше это было невозможно — статус обязывал одеваться соответственно. Сейчас на наших глазах меняется само понятие свободы, это очень здорово! Но людям сложно распорядиться этой свободой и обойтись без правил и критериев. Необходимы какие-то рамки, которые как раз и помогает обозначить стилист.

 

F.C: Если заглянуть в будущее, какие из популярных сегодня вещей имеют шанс стать культовыми?

М.С.: Из того, что уже есть — это кроссовки. Они уже стали культовыми. Если пытаться заглянуть дальше, то скорее всего, это какие-то новые технологии и новые ткани, способные менять цвет, форму, длину. Уже сейчас такие, казалось бы футуристичные, разработки дизайнеры успешно используют при производстве вещей. Какие-то из них, безусловно, уйдут на второй план. Другие будут набирать популярность, видоизменяться и становится культовыми.

 

F.C: Важна практическая составляющая или правильная рекламная стратегия?

М.С.: Одно от другого неотделимо. Все исторически значимые парфюмерные компании вкладывали невероятные деньги в пиар — разбрасывали листовки с самолета, запускали воздушный шар. Наш знаменитый парфюмер Брокар, выпускавший как доступное мыло, так и самые роскошные духи «Букет Императрицы», в 1882 году желая поразить воображение публики устроил фонтан с одеколоном «Цветочный». Это было настолько невероятно, что писатель Эмиль Золя включил этот сюжет в свой роман «Женское счастье». Уже в те времена реклама и пиар имели настолько сильное влияние на массы. 

 

F.C: Нишевая парфюмерия — ароматы для знатоков и ценителей?

М.С.: Безусловно. Но нужно уметь отделять действительно узкий круг от умелого использования терминов. Сегодня понятие нишевой парфюмерии стало очень модно, и настолько, что свой изначальный смысл оно уже утратило. Все массовые бренды начали выпускать нишевые линейки ароматов. Настоящая же селективная парфюмерия всегда остается немного в тени, потому как дорогостоящие ингредиенты не позволяют производителям выделять огромные бюджеты на рекламу. Для покупателя остается важна внешняя составляющая — имя основателя, дизайн флакона, игра с названием. Для каждой аудитории свои значимые факторы — лимитированная это коллекция, или, наоборот, лидер продаж. Как признаются сами парфюмеры, в 2005-2007 достаточно было написать в названии слово «Уд» и это уже гарантировало успех продаж, так популярен был этот ингредиент в то время. 

 

F.C.: Можно ли сказать, что покупают легенду, окутывающую ту или иную вещь или парфюм?

М.С.: Абсолютно точно! Когда за вещью есть своя оригинальная  история, она приобретает новый смысл. Точно также, как и старые фотографии, сувениры от друзей — они нам ценны своей историей, а не практической или денежной составляющей. Конечно, модная вещь должна быть качественной в идеале, отлично сшитой. Но если бы нужно было только это, то цивилизация не менялась бы. Мы покупаем образы, эмоции, впечатления, принадлежность к социальному кругу.

 

F.C.: Как вы выбираете вещи для своего гардероба?

М.С.: Я люблю практичные, но в тоже время очень экстравагантные вещи. Эти понятия очень редко сочетаются друг с другом. Я люблю модели вне времени, вне сезонов.|