КОННО-СПОРТИВНЫЙ КЛУБ «ФОБОС»

Владелицы конно-спортивного клуба «Фобос» Инна и Анна Ерухимовы рассказали о специфике конкура, об особенностях общения с лошадьми и о разнице между отечественными и западными заводами

интервью:  Роман Ивлев, фото: Юрий Болотин

Fashion Collection: Инна, расскажите о возникновении своего клуба.

Инна Ерухимова: Конно-спортивный клуб «Фобос» назван в честь моего первого питомца, которого я купила двенадцать лет назад, и с которого, можно сказать, все и началось. Половину тех призов и медалей, которые стоят у меня на полках, принес мне он. Вместе с ним мы достигли очень значимых результатов для нашего региона.

 

FC: По какому принципу лошадям даются имена?

И.Е.: У лошади есть папа и мама. У Фобоса маму зовут Формула, а папу — Богема. В кличке первая буква должна быть из имени мамы, и где-то в середине — из имени папы. Вообще, у каждого конного завода существуют свои особенности и обряды. Бывает, что в кличке обязательно должно присутствовать полное имя отца. Если жеребца зовут Акабат, то его детей будут звать Акабат-1, Акабат-2 и так далее. 

 

FC: Наверняка каждый ваш питомец обладает уникальными чертами и способностями. Расскажите подробнее о каждом.

И.Е.: Фобос — жеребец местного, пензенского производства. В Голицыно есть такой завод под названием «Велес», организованный Владиславом Викторовичем Кузнецовым. Он начал всего с двух лошадей, а потом загорелся и дошел до того, что у него стало триста голов. Среди них оказался и мой Фобос. Мы долго выбирали, но душа легла именно к нему. Мама у него англо-кабардинской, помесной породы, а папа — дракино-буденновской. В клубе у Фобоса есть и вторая кличка — Профессор. Конь самодостаточный, уверенный в себе и очень воспитанный: никогда не укусит, не лягнет и не толкнет. Если вы сейчас пойдете его покормить, увидите, с каким достоинством он станет есть у вас с руки сахар. Есть у него и еще одна черта. Когда начинаются соревнования, он хочет всё сделать быстро, честно и чисто, чтобы от него побыстрее все отстали. 

Следующей лошадью был Дукат. Но для преодоления препятствий ему не хватило роста, и он не показал никаких результатов. Зато он оказался талантлив в выездке. Это когда лошадь элегантно и красиво бежит под всадником. 

После Дуката на конном заводе «Карцево» в московской области была приобретена девочка — Калибри. Это лошадь элитных кровей, с которой мы добились больших успехов. Но потом с ней случилось несчастье — она сломала ногу. Сейчас она восстановилась, и мы ждем от нее потомства. 

Далее. Сегодня моя дочь Анна будет ездить на голландском теплокровном жеребце Фернандо. Мы купили его в Голландии в прошлом году. Молодой жеребец и очень перспективный. Он уже выступал в Москве и занимал призовые места.

Я буду ездить на Ферзе. Это тоже жеребец местного производства. Молодой и очень элегантный.

 

FC: Чем принципиально отличаются местные лошади, о которых вы говорите?

И.Е.: У нас практически нет селекции, и получается то, что получается. У немецких и голландских лошадей генетикой заложена привычка работать и не бояться препятствий. Ферзь же, когда мы его привезли сюда, боялся всего на свете. У немцев лошадь изначально приучена к человеку и знает, чего от нее будут требовать. Собственно, это такое же сравнение, как и в случае с нашими и немецкими машинами.

 

FC: Вы ведете преподавательскую деятельность на территории клуба?

И.Е.: Нет, занимаюсь только с друзьями и с их детьми. Чтобы вести преподавательскую деятельность, нужно, чтобы у нас в регионе появился крытый манеж. А лучше — хороших комплекс, в котором можно было бы проводить занятия круглый год.

FC: Как в Пензе организованы соревнования, и что за награды представлены у вас на полках?

И.Е.: В Пензе соревнований как таковых нет. Есть просто показательные выступления. Например, недавно мы ездили в село Кикино Каменского района на татарский праздник Сабантуй. Там очень любят лошадей, и каждый год приглашают нас продемонстрировать преодоление препятствий. 

 

FC: Анна, как сложились твои отношения с лошадьми?

Анна Ерухимова: Профессионально я начала заниматься три года назад, когда поехала с лошадьми в Нижний Новгород и стала вникать в глубину этого дела. Но лошади окружали меня с детства, и отношения с ними складывались с переменным успехом. Случались и травмы. Вообще, это довольно опасный вид спорта, к которому нужно подходить осознанно и не торопиться. 

 

FC: Какие специфические знания ты получила в Нижнем Новгороде?

А.Е.: Я познакомилась там с главным тренером юношеской сборной Германии. Все наши занятия она начинала с истории. Очень много рассказывала о развитии конного спорта в Германии, о всадниках, о своем собственном опыте. Вообще, Германия — это номер один в области конного спорта, и им нет равных ни в конкуре, ни в выездке.

 

FC: В чем, на твой взгляд, заключается главная особенность общения с лошадьми?

А.Е.: Как минимум, это необычно. Это контакт с живым существом, которого ты пытаешься чему-то научить. В этом виде спорта нет определенного алгоритма действий. Ездя на лошади, ты должен с ней общаться, чтобы у вас образовался тандем. 

А еще существует такой вид деятельности как иппотерапия. Это уникальный способ реабилитации для целого ряда нарушений, начиная с аутизма и заканчивая инсультами. Едва ли какое-либо другое существо может творить такие чудеса. |